Очень коротко про то, что может прятаться за «я хочу поправить что-то у другого» (моя подруга в «неправильных» отношениях, мой ребенок «не так» живет и вообще в интернете кто-то неправ).

1. Хочется исправить то, что попадает в личное: боль или страх. Когда человек говорит «А вот они..!» — это не про них, это про говорящего.

2. Это личное настолько невыносимо, что должно быть вынесено на большую дистанцию, чтобы быть увиденным. То есть, я выношу это из себя, размещаю в другого, и вот на этой дистанции можно это хотя бы увидеть. Речь даже не про смотреть зачастую, а про увидеть, ужаснуться и требовать, чтобы этого немедленно не стало.

3. Чем больше дистанция между мной и другим, тем более невыносимо больное и страшное. «Как мне жить, когда у близкой подруги вот такое…» и «Как мне жить, когда лично мне незнакомый юзер Х вот такой…» — это разные дистанции. В одном случае я, возможно, допускаю, что такое где-то сущестует, лишь бы близко не подходило. Во втором случаем мне, возможно, невыносима уже мысль о том, что такое может быть в принципе на одной со мной планете.

PS. Слова «может» и «возможно» использованы в посте абсолютно не случайно:)

PPS. Что обычно не помогает в такой ситуации: попытка за ручку привести человека к зеркалу и сказать: «А ну-ка посмотри на себя!». Что может помочь в этой ситуации: уважение к боли и истории, связанной с болью, уважение к тому, что человек пережил эту историю, уважение к выбору справляться с этой болью таким образом. Может помочь «просто» видеть и свидетельствовать: если другой это видит и не разрушается, значит, это в принципе выносимо, и из этой точки можно выстраивать цепочку шагов от «выносимо вообще» до «я могу с этим справиться».

PPS. Традиционный постскриптум о том, что жанр быстрых заметок не предполагает масштабной аналитической картины, а жизнь и то, что в ней случается, масштабнее и сложнее любого текста.