Иногда заранее не узнаешь, чему ты говоришь «да», когда говоришь «нет».

Есть помощь. Есть спасательство. И есть молитва Карла Фридриха Этингера: «И дай мне мудрость отличить одно от другого».

Когда смотришь на другого человека в его трудностях, его страхах, его сомнениях, бывает, хочется спасать. Особенно когда точно знаешь, что можешь спасти. Вот же, давай я сделаю это для тебя! Даже лучше, давай я сделаю это вместо тебя! Давай я сделаю так, чтобы тебе больше не было трудно.

Последние две недели на «эмигрантской» группе работали с трудным упражнением. Устроено оно так, что в нем очень легко выйти из роли и начать поддаваться, помогать, облегчать опыт для того, кто проходит. И я каждый раз говорю: «Пожалуйста, если вам захочется поддаться, даже из самых лучших побуждений, не делайте этого».

Даже когда совсем невыносимо смотреть — не надо бежать и спасать. Вы, конечно, спасете. Человек, конечно, запомнит, что его спасли. А еще он запомнит, как не справился сам. Не смог. Не сделал.

А если удержать свои спасательские порывы, пройдет минут, пять, пятнадцать, но тот человек, которому трудно, найдет в себе то, о чем даже не догадывался. Найдет такую силу, такой голос, такое состояние, на котором пройдет. И будет обниматься со всей группой. И говорить, что не верил, но вот же, прошел. Сам. С помощью остальных — да. Но сам.

Иногда говоря «нет» своему порыву спасти, мы говорим «да» силе другого человека. «Да» тому, что он справится.

Помощь не грабит другого и не отнимает у него силу.

Спасательство грабит.

Бывает достаточно спросить: а кого я сейчас спасаю на самом деле? Спойлер: себя. Потому что невыносимо мне рядом с чем-то, и я хочу, чтобы оно поскорее закончилось.

«И дай мне мудрость отличить одно от другого», да.

PS. Традиционный постскриптум о том, что жанр быстрых заметок не предполагает масштабной аналитической картины, а жизнь и то, что в ней случается, масштабнее и сложнее любого текста.