Горю нужно давать выход. Нужно проживать и отпускать. Нужно разделять, чтобы оно мало-помалу вычерпывалось.

Но вычерпывается оно, когда разделяешь с тем, кто даст берега. Потому что горюющий человек берега часто совсем теряет. У него внутри — волна цунами, которая сметает и логику, и смысл, и факты, и объективную реальность, все сметает, одно чувство только и остается.

Тот, кто рядом, может стать берегом для этой волны. Точкой опоры, точкой устойчивости, об которую движущаяся сила может ослабиться. Не заместись под коврик под названием «Ну, прекращай уже так себя чувствовать», а именно ослабиться, чуть-чуть, но сойти на «нет».

Быть берегами непросто. Сносит. Боль другого попадает в собственное мягкое, уязвимое, травмированное. И когда попадает, вместо гашения может случиться цепная реакция. В том, кто рядом, поднимается своя волна. И несется дальше. И дальше. И дальше. У людей бывают внутри такие порталы в смерть, такие черные дыры на месте старых травм, что очень легко срезонировать и уйти в эти дыры на сторону смерти, и тех, кто рядом, за собой потащить.

Если не можешь быть берегом — отойди. Ты правда сейчас разделяешь горе или вливаешь свое ведерко воды в эту волну? Тушишь огонь или заливаешь бензином?

Иногда отойти и промолчать — это тоже про берега. Так, может, берег и не создастся, зато и волна не станет сильнее. А значит, больше шансов, что кто-то ее да выдержит. Что когда-то она да схлынет.

Это не значит, что нужно молчать и бездействовать.

Это про выбор, что и как говорить и делать. Я множу, гашу или просто не мешаю?

Даже еще проще: я на стороне смерти или на стороне жизни? Что мне сделать, чтобы оставаться на стороне жизни?

(Да нифига не проще, конечно. Но надо).

PS. Традиционный постскриптум о том, что жанр быстрых заметок не предполагает масштабной аналитической картины, а жизнь и то, что в ней случается, масштабнее и сложнее любого текста.