Месяц назад в моей ленте начали появляться посты американских друзей с напоминаниями о том, что праздники не должны быть источником давления. Америка готовилась ко Дню благодарения — дню, который принято встречать в семейном кругу, у накрытого стола с обязательной индейкой под клюквенным соусом. Звучит почти идиллически, но на деле для многих людей соблюдение праздничных традиций оказывается большим стрессом.

Американская культура довольно жестко регламентирована. Отказаться от праздника или нарушить традиции — опция непростая, в первую очередь, психологически. В том числе потому, что есть давление ожиданий: все празднуют, так принятно, нужно соблюдать и радоваться. И вот уже несколько лет подряд осенью я читаю бережные, поддерживающие посты, авторы которых напоминают: праздники для людей, а не наоборот. Праздник не должен быть источником стресса (и солидных денежных затрат). Каждый имеет право не соответствовать стандарту и беречь себя.

Сейчас пошел второй виток — рождественский сезон. «Дорогие люди, — читаю, — помните, что смысл этих праздников не в том, чтобы оставить кучу денег в моллах, заработать нервный тик на рождественском шоппинге в попытках предугадать идеальный подарок, уделать соседей своей елкой и праздничной иллюминацией, и несколько дней делать то, чего вы делать вовсе не хотите».

А есть еще давление, связанное не с семейственностью, а с символизмом праздника. Это уже про Новый год. Новая жизнь, новое счастье, новые привычки, новый период — вот это все. Закрыть «хвосты», выполнить планы, доделать дела, написать итоги года — словом, ускориться, поднапрячья, закончить год не марафоном даже, а спринтом завершательства и достигаторства. И тут же: новогодняя резолюция, обещания себе и другим, большие планы, цели на новый год.

Не поймите меня превратно. Я — знатный достигатор и постановщик целей. Планировать люблю ужасно, по науке, с дотошностью и занудством. Достигать, закрывать, ставить галочки и закрашивать выполненное синим карандашом в ежедневнике — тоже особое удовольствие. Но я, вслед за моими друзьями в Штатах, считаю, что праздничные традиции, усилия по реализации планов и постановка целей хороши тогда, когда они в радость. И не очень хороши, если в них больше стресса, чем радости. Без стресса, понятно, вообще мало что в жизни бывает, но не должен он перевешивать и занимать первые позиции.

В этот зимний сезон я куда больше Нового года и Рождества люблю Йоль. Йольские смыслы и йольские энергии. Праздник зимнего солнцестояния, когда за самой длинной ночью в году начинает прибывать света и солнца, а вместе с этим — сил и энергии. Это время года традиционно считается лучшим, чтобы отпустить завершающееся, освободить пространство для нового и решить, что взять в дальнейшую жизнь.

Мое новогоднее уже который год не про елку-подарки-шампанское (хотя и они есть, конечно же). А про тихое время наедине с собой. Говорят, что событие становится опытом, когда переосмысливается. А я добавлю, что опыт тоже можно переосмыслить — в историю. История моего года — о чем она? Какой я в ней герой? Какие таланты, способности и умения этот герой проявил? Какие подарки получил? Чему научился? Что смог? Какие у него успехи? Что можно отпраздновать? А что наоборот, отгоревать, оплакать и отпустить? (Бывает, что и так: чем сказать: «Нет, так больше не будет»?).

«В немецком языке, — написала моя читательница из Германии, — существует традиционное, очень такое типичное пожелание «besinnliche Weihnachtszeit» — т.е. пожелание «вдумчивого, созерцательного, склонного к размышлениям Рождества». От этого пожелания прямо веет неспешным несуетным рождественским вечером, когда за окном очень тихо падает легкий снег, в доме тепло, и неярко посверкивает елка, и звучат рождественские гимны. Это очень важное время, и его нужно использовать с толком (т.е. для понимания себя любимого), без суеты».

Вот это личное, глубокое, про смыслы, связи и свою личную силу — главное для меня в это предпраздничное время.

А ваше время перед поворотом колеса чем наполнено?

 

Елизавета Мусатова