На генетическом, что ли, уровне у нас прошита идея «Сам дурак». Когда плохо от последствий, к которым прямо или косвенно привели собственные действия. «Сам дурак» = не имеешь права чувствовать себя плохо. «Сам дурак» = нужно проникнуться собственной неправильностью и искупить ее. А потом вести себя правильно.

На этом пути удивительно легко стирается право на ошибку. Она превращается из источника важной информации и из точки роста в страх и ужас: ведь за ней больно прилетит плюха небесной справедливости. Полбеды, что ошибаться нельзя. А вторые полбеды — вот. Приходит человек на консультацию, показывает осторожненько так свое больное, вскрытое, ребрами наружу, а потом накидывает поверх одеяло из верблюжей шерсти: ничего-ничего, говорит, вообще это я, конечно, сам дурак, и поэтому я не должен всего этого чувствовать, вы извините, что я тут рассопливился, давайте про важное, а на это время тратить не будем, оно не заслуживает.

То есть, если «самдурак» (а к этому тоже возникают вопросы — почему сразу дурак?), то тебе не может быть плохо. Это кому-то другому плохо от того, что в мире есть ты, косяпор этакий, который все делает не так. Сам виноват, чего ноешь? Нет у тебя права чувствовать себя плохо. И допустить свое право на а). боль, б.) желание, чтобы больше не было больно, — это что-то такое космическое. Когда я осторожно, на мягких лапках, спрашиваю, допускает ли человек, что такое право есть, в ответ порой приходит реакция «Человек у ветхозаветной яблони»: что-то вы мне подозрительное яблочко предлагаете, что-то мне кажется, что нельзя его есть, в чем подвох?

Нет подвоха. Тебе может быть больно — точка. Ты имеешь полное право хотеть, чтобы больно не было, — точка. И право на избавление от боли тоже — точка.

А кто виноват-не виноват, и что на самом деле произошло, — это еще, как говорил один мой одесский знакомый, «надо будем посмотреть».

И не яблочко там вовсе, на моем дереве, а аптечка первой помощи.

И да, можно.

Елизавета Мусатова