Сергей, 52 года — Белград, Сербия

Летом 2015 мы переехали с Дальнего Востока в Белград. Причин для переезда было несколько: климат, перспективы развития, оторванность Благовещенска от европейской части и дорогие авиабилеты, отношения в российской школе — сыну нужно было идти в первый класс. А лично мне хотелось получить «ещё одну жизнь», не схожую с прежней.

Мы уехали налегке и без чётких, однозначных планов. Намерения открыть здесь своё дело были, но в глубине души казались «кукольными», недействительными. Так и вышло. Хотелось сохранить прежнее занятие: работа моя была в печатных СМИ и на радио, а последние 6 лет на телевидении: ведущий программ различной тематики. Сейчас я перевожу новостные материалы и статьи из сербских, хорватских, боснийских, черногорских газет и журналов для русскоязычной аудитории.

Помогло, что мы уехали втроём: Ольга, наш сын Семён и я. Адаптация была трудна из-за чувства оторванности от всего, что было прежней жизнью. Это чувство было самым тягостным. Есть оно и сейчас, но уже не такое острое потому, что со временем приобщаешься к местной жизни, меняешь привычки, обрастаешь отношениями и перестаёшь себя чувствовать вечным туристом. На мой взгляд, противоборство с «туристом» внутри — это самая важная часть психологической адаптации. Даже при твёрдом решении переехать, человек до конца не верит этому решению и живёт с ощущением временности происходящего. Это может парализовать продуктивные действия и принятие решений.

При переезде я прихватил с собой увлечение рисованием и иллюстраторством, а еще написание заметок и наблюдений. Есть такое въедливое занятие: наблюдать за жизнью и событиями. Это помогает быстро заполнить мозаику под названием «обстоятельства новой жизни» и почувствовать себя не чужим. Действительность может увлекать как хороший фильм, и наблюдение за ней добавляет интереса к жизни и чувства причастности к среде. Например, в Сербии я научился, хотя еще не в полной мере, балканскому умению жить ради жизни. Воспринял здешнее отношение к детям и перенёс его на своего сына. Мне очень по душе та мягкость, с которой сербы относятся к своим и чужим детям. Здесь гораздо более теплые отношения между отцами и сыновьями. И вообще, мне нравятся отношения между поколениями, где старшие меньше упрекают младших по всякому поводу, аргументируя лишь своим возрастом и жизненным опытом.

Еще мне помогает любовь к рутинным занятиям. Вопреки общему убеждению, что работа на ТВ и радио творческая, она в большей степени рутинная. Требует концентрации, умения хорошо запоминать, быстро и точно формулировать, увязывать факты и явления. И так каждый день. Рутинные занятия структурируют мою жизнь. Когда не знаешь, куда себя применить — это трудное, болезненное переживание. Более-менее упорядоченная, регламентированная жизнь заставляет ежедневно мобилизовать себя и в мелочах, и всерьёз. Не чувствуешь себя «пустым». Одно из таких занятий — перевод. Когда меня первый раз попросили сделать перевод с сербского на русский, это меня очень вдохновило и обрадовало. До сих пор греет, хотя прошло уже полтора года. С появлением рутинного занятия мне стало здесь значительно легче психологически.

Любой серьёзный шаг, в том числе переезд в малознакомое место, — это стресс. Человек неизбежно совершает ошибки, делает суетливые шаги. Потом обвиняет себя и вязнет в этих обвинениях. Хорошо бы научиться переживать ошибки стойко и быстро, со злой и весёлой ироничностью по отношению к себе, а не вязнуть в самообвинениях. А то получается, вместо того, чтобы подхлестнуть лошадь, на которой едешь, хлещешь самозабвенно плетью себя.

Если учить язык и стараться лучше понять местную жизнь, это поможет. Если искренне полюбить город, в котором живёшь, он ответит взаимностью.